«Горы России» выбрали лучших

Стали известны победители первой национальной премии «Горы России». Торжественная церемония с участием представителей ведущих российских

Компания, создающая тренды

Для компании «Бамард» импортозамещение – не достижение последних месяцев, а давно свершившийся факт. 25 лет

«Стабильно растем»

Компания XENOZONE в последние годы прибавляет в объемах, хотя ПЕРИОД 2020-2022 принято считать сложным для

Заставить покупать российское!

Karosport – компания, выпускающая одежду и экипировку под собственными брендами.
О сложившейся на рынке ситуации и возможных путях развития нашему журналу сегодня рассказывает генеральный директор компании Андрей Жаринов.

Ski Industry: Андрей Владимирович, насколько оправдало себя участие в форуме «Мы вместе. Спорт» и выставке «Современный спорт. Инновации и перспективы»?

Андрей Жаринов: В рамках мероприятия очень много говорили об импортозамещении, которое сегодня является чуть ли не единственным инструментом выживания на рынке. Кому-то в этом плане легче, кому-то сложнее. Наша компания производит одежду из импортного сырья, и только благодаря запасам мы продолжаем работать. И я бы не сказал, что ситуацию реально выправить в ближайшем будущем. Мы стояли на выставке с самым большим стендом, но ответственные за проход Дмитрия Чернышенко, Олега Матыцина со товарищи даже не включили нас в список планируемых участников к посещению. Да, с рынка ушли многие игроки, но реально закрыли свои магазины лишь некоторые из них: Adidas, Nike, сворачивается Decathlon. Бюджет министерства спорта и Олимпийского комитета расписывался на «Форвард», «За спорт», а ранее – на «Боско» (95% произведенного в Китае). Существует невидимый рынок серых поставок, не обремененный ни государственными налогами, ни сертифицированием. Наш восьмилетний опыт производства качественной спортивной экипировки показал, что нас тут не ждали не только собственные чиновники, но и наши соотечественники – в том числе и спортсмены. Долгие годы застоя и перестройки, а точнее уничтожение собственной экономики сформировали устойчивое отрицание к одежде, сделанной российским производителем. Хотя стоит объективно отметить, что не без основания, потому как трудно сделать что-то качественное в стране, где отсутствуют кадры, соответствующее сырьё, оборудование и технологии. А государственная система закупок по 44-ФЗ и 223-ФЗ поощряет низкокачественный продукт. Прибавьте к этому таможенно-тарифную политику, поощряющую ввоз готового товара, формирование бюджета от поступления импорта, а не от внутреннего производства, любовь соотечественников одеваться в Европе на распродажах… Вот и получается 5% отечественного товара на российском рынке, т.е. практически полная потеря самостоятельности. Выращенные страной за госбюджет (собранные с нас налоги) спортсмены не хотят выступать в том, что мы сделали, бонусы их устраивают, а одежда – не устраивает. Как сказал один руководитель федерации: «Нам в вашем не комильфо!».

По радио один экономист из МГУ советовал привлекать на рынок китайцев, которые нам всё сделают. Только и кушать они будут за нас, а потом и жить в этой великой стране вместо нас.

SI: В чем Вы видите главные причины, мешающие россиянам покупать российское?

АЖ: Причин много – прежде всего, это отсутствие выстроенной финансово-производственной торговой цепи. Я 22 года в лёгкой промышленности и могу сказать, что главная причина этого развала заключается в отсутствии грамотного управления, стратегии. Это и разделение единой задачи на сектора безответственности разных министерств. И бизнес не может ничего изменить: я делаю лучшую одежду, но я тут никому не нужен за редким исключением. Вся страна носила Zara, Benetton, Adidas, питалась в Макдональдсе. Примерно так же европейские колонизаторы покоряли индейцев за «стекляшки». Проблема гораздо шире – речь идет о потере собственной аутентичности, знаний, способности видеть и создавать высокотехничные и культурные продукты. И у нас производить одежду получается дороже, чем привезти из Китая. Центральные магазины скуплены крупнейшими игроками рынка – как в офлайне, так и в онлайне. И мы со своей одеждой в этой истории практически не участвуем. Все материалы – импортные, включая ткани, пуговицы, нитки и молнии. У нас по тканям в стране осталось только четыре предприятия, которые преимущественно выпускают рабочую одежду для газонефтяного комплекса и министерства обороны. Мы на своем производстве задействуем только наш отечественный труд – и это ручной труд по сравнению с современными автоматизированными и цифровыми китайскими фабриками. Поэтому у нас не получается делать дешевле. В Китае на площади в 1 квадратный километр собраны кластеры, где развита своя логистика. Вечером получил заказ – и уже через день поставил готовый товар. Мне же приходится собирать нужные комплектующие по всему миру и растамаживать их по отдельным кодам и по самым высоким в мире ставкам. Одна такая фактура на нашей таможне стоит от 30 до 50 тысяч рублей, и на каждый товар оформляется декларация соответствия. Если же везти куртку из Китая (а Китай у нас имеет статус страны с развивающейся экономикой – пониженные ставки налогов), то она будет проходить по одному коду – «куртка». Думаю, у нас самые квалифицированные таможенники в мире.

SI: Насколько отличается для Вас как производственной компании работа в условиях пандемии и работа в текущей обстановке?

АЖ: В пандемию мы сразу же перешли на маски и начали их шить в большом количестве. Это и помогло нам выжить. На текущий год мы прогнозируем падение выручки от 20% до 30%. Сегодня заказов на горнолыжную экипировку практически нет – люди стали значительно меньше покупать, даже в зимний сезон, который считается высоким. Горные лыжи – спорт для богатых, а они обычно одеваются за границей. И это в основном жители столичных регионов, а в глубинке по-прежнему мизерные зарплаты. Им не до горных лыж.

SI: Хотелось бы обратить внимание нашей читательской аудитории на положительные стороны Вашего производства…

АЖ: По ассортименту продукции мы обошли Nike и Adidas вместе взятые. Мы сконцентрировались на высокотехнологичной стартовой экипировке для профессионального спорта и спорта высших достижений, тренировочной, парадной и тактической одежде, спортивном casual люкс, оutdoor под собственными брендами «Karo», «Karosport», «Great Russian Victories GRV», «Arctica», «Tactic», «Fruktiki». В отличие от других производителей мы используем высококачественные итальянские материалы, производим собственные мембранные материалы «Kapsula», синтетический утеплитель «Karopooh», «Karoterm». У нас есть собственное дизайнерское бюро, полный парк высокотехнологичного оборудования по отшиву, печати, раскрою, несколько инновационных производственных потоков и большой склад материалов. Мы создали организацию инновационного стартапа по разработке и производству современной одежды. На рынке есть узкоспециализированные производства на 1-2 вида спорта, а нас хорошо знают все спортивные федерации, из которых в прошедшем году мы экипировали шесть. Мы делали копии топовых иностранных брендов, но всё сырье получали из Италии. Если импортозамещение в России станет обязательным, а власти заставят производить всё российское, с федерациями будет сложно, нам они претензии выставляют гораздо выше, чем иностранным производителям, а оплачивать товары хотят по 44-ФЗ. Европейским компаниям платят по европейским законам, но получают при этом агентские проценты. А это в Европе не квалифицируется как взятка. Я надеюсь на то, что на самом высоком уровне заставят закупать всё российское. Только так может начаться коммуникация российских спортсменов и отечественных производителей. А дальше у нас всё получится!

Поделиться новостью:

VK
Telegram

Запрос обратного звонка

Забыли пароль? Восстановление пароля